ГРЕХИ БЕЗ ПРОПИСКИ



                            Из цикла "Сказки для взрослых"

       
           

  Осторожные шаги по утепляющей минералке подымают сверкающую на свету острую пыль, от которой хочется забросить назад голову и…,  но чихнуть – смерти подобно. Жмых осмотрелся. Вот оно, чердачное смотровое окошечко... 
   
   Стоп, где-то он уже видел эти высокие, с торчащими ржавыми гвоздями стропила, гнилую оконную раму с пятном птичьего помета на грязном стекле. И бутылка. Точно, самогоном отдает.  Наваждение. Сейчас лбом собьет осиное яйцо-куколку. Вот… Может с детства что? Как в деревне у бабы Лизы.  А  винтовка снайперская к чему? Работа! Она и в Африке...  А  киллером  стал  в результате нечаянного соприкосновения ещё в детстве проявившейся способности стрелка по воробьям и навязчивой тимуровской мечты избавить трудящийся мир от несправедливого распределения товарно-денежных ресурсов.  Это, насчёт оптики.  Есть заказ, аванс…  Короче, с этого окошечка требуется двух  спецов - строителей переселить в мир иной. Они,  работяги, кому дорогу перебежали? Где-то он уже видел всё это…
        
   - Витёк, ты при жизни изменял своей Верочке?
       
  -Серый, всех красавиц раздевал глазами, щупал!  Не знаю, измена это, или забота о себе любимом, о своем драгоценном здоровье? Наверно, любил я  Верунчика.  Как она там? А ты что, грехи вспомнить наши решил?
     
   -Мы с тобой в детсаде на горшках рядом сидели, в школе за одной партой мозги мучили. Хорошисты, активисты пожизненные были. За молодое советское и взрослое перестроечное существование краснеть не приходилось. Совесть с душой в ладу. Никого не убили, ничего не украли…, наверно. Несправедливо, считаю, находиться нам здесь.
   
  -Ты, Серый, наивный. Считаешь, что мы такие правильные были, паиньки пушистые? Запомни, что ни один хороший поступок безнаказанным не остается. Да, вместе на горшках, вместе по жизни, из жизни  тоже вместе.  Но, если мы здесь - значит не такие мы и правильные были. Или это кому нужно? Там, вверху!? Или внизу - здесь.
    
    -Витя, мы с тобой не рвём сейчас жилы. «Загроборемонт» делаем в Чистилище. Привычная работа. Остальные, смотри, толпами грехи тяжкие таскают. Туда-сюда, туда-сюда.
  
  -Эти таскают, а некоторые и здесь не потерялись. Тусуются с чертями. Глянь, кто… Ему при жизни мы виллу оформили. Как лохов тогда «обул» нас. За так, считай, на него отработали. Вот у кого грехов! Убийцы, по сравнению с ними – младенцы. Интересно, чем он чертову знать ублажил?
  
  -А может, такие экземпляры в преисподнюю, как минимум, чертями-надсмотрщиками сразу спускаются? Знакомый наш к нам скачет. Мне кажется, что из его сморщенной лысины рожки пробиваются. Умора!
    
   Еще сохранившаяся, мячеобразная туша остановилась возле друзей. Уже не видно румяного пятна на всю «морду лица», нет той улыбки-обманки. Остался оскал, глубоко сидящие в глазницах и неестественно вращающиеся по орбитам глазки; шевелящиеся при разговоре,  затерявшиеся  в  складках  черепа маленькие,  несуразные ушки;   сине-зеленая  кожа   головы   и   рук; сверкающее даже в этом загробном сумраке золото громадной цепи на толстой шее.
   
  -Ну что, покойнички? Как ни старались сберечь свои души…, позаботился я о вас, душевных. Не только миром правит металл. Здесь тоже хорошо сверкает. Местная братва ушастей земных лохов. Обувай - не хочу. И никто с душой в загашник не лезет. Чем быстрее с ней расстанетесь - тем спокойней вашим родным будет на сорок дней. А пока в темпе шевелитесь. Явится  Сам!  И будет объект принимать.
   
  -Ну и что будет, если не сделаем, не успеем, вообще откажемся твоему Дьяволу или Сатане  чёртово Чистилище обустраивать? Больше для себя, видно, стараешься. Джакузи, душ, гидромассаж… Интересно, казино еще не открыл? Или дом терпимости?
   
   -Вот, как раз это будет следующим вашим объектом. – Толстый как-то боком попятился и быстро скрылся за поворотом мрачного туннеля.
  
  -Кто решил, что  Это – хорошо? Когда не больно, комфортно телу и душе! И кто решил, что  Другое – очень плохо? Где грань? Сделал  кому больно, очень больно.  Он  не хочет повторенья. И проклинает тебя. Ты становишься потенциальным клиентом преисподней, где тебя пробуют, наказывая, исправить и подготовить для будущей жизни. Чем  меньшее зло твое - тем легче грех. Тем короче время до следующей  жизни…

 -Интересная  философия, Серый.  Получается, безгрешные   становятся  льготниками…,  в  очереди  на будущее. Какая разница между исправленными грешниками и праведниками в раю?
  
 -Витёк, первые, наверно, воплощаются в животных. А может в растения. Своего рода ступень к исправлению окончательному.
      
  -Ну и в дебри мы забрались…
    
   -Так ты смотри.  Здесь - мы  как белые вороны. Никто нас не трогает. Кажется, даже боятся. Чертей не видим. Только Толстый, как посредник, командует. Да и то на расстоянии. Кстати, что он сказал насчёт заботы о нас?
  
 -Точно, Серый! Слушай, заказал он нас! Отсюда, с преисподней заказал! Вот это кино!
   
  -Если так, то можно и обратно.  Не знаю, кто здесь «правит бал», Сатана или Дьявол, но всё  было сделано без  Его ведома. Это всё равно, что нам, белорусам, в Москве без прописки и налогов жить и работать.
    
  -Серый, что делать будем?
   
  -Надо срочно заканчивать с ремонтом. Чтобы  Сам, как говорил Толстый, быстрей объект принял.
    
  Толстый велел спрятаться, когда  Сам  на объекте будет. Друзья не спрятались.  Больше,  они ничего не помнили…

 Жмых оборудовал схроны везде, где приходилось выполнять заказы. В лесах, в местах, отмеченных на закодированной карте, были вырыты землянки с потайным замаскированным входом. Оружие, теплые вещи, в специальных ледниках сухой паек и вода - все было продумано. В таком схроне можно было прожить несколько недель, ожидая пока успокоится обстановка после очередного выполненного заказа. Закрыв люк землянки, заложив мхом и присыпав его иголками, Жмых размял ноги и, раскинув руки, потянулся. Лучи яркого весеннего солнца пробивались через густую крону высоких берез и сосен. Как же хорошо! Солнце, птицы, весна! Больше трёх недель Жмых провёл в схроне, после того чердака. После тех выстрелов что-то случилось. Думал, что заболел. Сердце.  Потом, как в тумане. Им руководили. Сверху.  Купил икону. В церковь первый раз в жизни зашёл. Долго стоял, смотрел на икону на стене. Что-то говорил, о чём-то кого-то просил, свечи зажигал, ставил. Потом  молился. Не умеет. Стало хорошо на душе! Оказывается - присутствует! Сердце заболело. Переживает…!
             
 Коммерческая больничная палата с надписью еще советских времен «Инвалиды В.О.В.» на двери по стоимости пребывания в ней подходила только для очень обеспеченных, не уступая  номерам элитных гостиниц. В палате уже две недели проходили курс реабилитации после операций двое сорокалетних мужчин. Два точных выстрела в область сердца прямо на рабочем месте, на стройке. Хозяин коттеджа, где они работали, на своем джипе привёз их в больницу, где врачи вынесли короткий вердикт:- Не жильцы…
       
    Одному Богу.  Или  Сатане… известно. Но вот уже скоро их выпишут, курс реабилитации подходит  к концу.
    
  -Витёк, отцепи меня от капельницы, а то сестричку не дождаться.
  
  -Серый, мне опять этот сон приснился!

   -Про грехи без прописки? – Виктор резко выдернул иглу из вены на руке у Сергея.
            
   Засмеявшись, друзья крепко обнялись




8 комментариев:

  1. Спасибо! Очень интересный рассказ.

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо, очень интересно, читала с большим удовольствием. Аплодирую.

    ОтветитьУдалить
  3. Ссылочку в соц сети поставила!

    ОтветитьУдалить
  4. Мне понравилось, интересно.

    ОтветитьУдалить
  5. вау... мои авации... читала на одном дыхании

    ОтветитьУдалить